Научно-производственная фирма "ИМКАС"

Глушитель звука выстрела для автоматов подразделений специального назначения

Н. А. КОНОВАЛОВ, О. В. ПИЛИПЕНКО, Г. А. ПОЛЯКОВ, А. Д. СКОРИК,
Г. Л. ГУНЬКО, М. А. ЯКИМЕНКО, В. И. КОВАЛЕНКО

В статье приведена информация о роли подразделений специального назначения (ПСН) в современных условиях и даны сведения о ПСН Украины. Показана необходимость оснащения ПСН специальными образцами стрелкового оружия, приведены характеристики наиболее распространенных автоматов для ПСН и компактных глушителей звука выстрела к ним.

Приведена разработанная авторами техническая концепция малогабаритных глушителей к автоматам ПСН, даны сведения о ее реализации. Описаны разработанные авторами и испытанные в СБ и МВД Украины компактные глушители к АКС-74У. Дана информация о конструкции созданного авторами надежного и эффективного малогабаритного глушителя ПСУЗВ-132Г-5,45, рекомендованного к применению с автоматами ПСН калибра 5,45 и 5,56 мм.

Содержание:

  1. Введение. Возрастания роли сил специальных операций
  2. Особенности подразделений специального назначения (Украина)
  3. Специальное оружие для подразделений специального назначения

    - Автомат АКС-74У

    - Компактные автоматы (штурмовые карабины) Colt Commando
    - Компактные автоматы фирмы Heckler & Koch

  4. Вооружение подразделений специального назначения в Украине
  5. Конструктивные схемы и характеристики глушителей от НПФ "ИМКАС"
    - испытание глушителей
  6. Список использованной литературы

Возрастания роли сил специальных операций

В XXI веке военно-политическая ситуация в мире значительно измени­лась, однако, военная опасность по-прежнему присутствует в международных отношениях.

Опасность возникновения вооруженных конфликтов провоцируется, в частности, следующими обстоятельствами:

  • значительными расходами ряда государств (коалиций) на военные нужды, наличием мощных вооруженных сил, высоких мобилизационных возможностей;
  • нестабильностью политической обстановки в мире в сочетании с наращиванием некоторыми государствами своего военного потенциала;
  • распространением оружия массового поражения и средств его доставки, увеличением числа государств – членов «ядерного клуба»;
  • существованием в различных районах мира скрытых или явных очагов военных конфликтов;
  • стремлением отдельных государств (групп государств) доминировать в отдельных регионах, используя в решении спорных вопросов угрозу применения военной силы или вооруженные конфликты [1].

Более того, национальный разведывательный совет США в своем докладе [2] прогнозирует, что в ближайшие 20 лет  риск международных вооруженных конфликтов возрастет, в том числе – из-за нехватки ресурсов, в частности воды и продовольствия, возможно, что «события станут развиваться по сценарию XIX столетия с его гонкой вооружений, территориальными экспансиями и военным соперничеством».

«В ХХ веке США воевали 17% времени … В ХХI веке США придется воевать почти постоянно …» [3].

Мир вступил в полосу вооруженных конфликтов нового поколения, направленных не столько на непосредственное уничтожение противника, сколько на достижение политических целей войны без сражений массовых армий. Причем локальным войнам и вооруженным конфликтам конца ХХ – начала XXI столетия присущи особенности, обусловленные постепенным сокращением личного состава и принятием на вооружение армий ведущих стран мира современных систем оружия, систем разведки, управления и передачи данных [4].

Появление новых вызовов и угроз национальным интересам государств наряду с традиционным назначением вооруженных сил – сдерживанием и отражением агрессии, вызывает необходимость использования группировок вооруженных сил для решения задач предотвращения вооруженных конфликтов и их нейтрализации, ведения борьбы с незаконными вооруженными формированиями, проведением антитеррористических, миротворческих и других операций локального масштаба [4].

Тенденцию возрастания роли сил специальных операций (ССО) подтверждает анализ военных конфликтов конца ХХ – начала XXI века. «Западные аналитики рассматривают ССО как «третью силу» после ядерных и обычных сил, способную влиять на ход вооруженной борьбы, а в отдельных случаях – и определять ее результат» [4].

«К вооруженным силам предъявляется двойное требование – быть готовыми к ведению военных действий в условиях войн шестого поколения и одновременно с этим быть способными вести боевые действия с незаконными вооруженными формированиями» [4], в основном, вооруженными индивидуальным стрелковым оружием.

«… важные технологические прорывы следующего поколения не появятся до 20-х годов ХХI века … . Конфликты в Афганистане и Ираке – это военные действия, которые ведут легко вооруженные пехотинцы.

Такие войны требуют адаптаций и усовершенствований существующих технологий, но не инноваций, которые в корне бы меняли правила игры» [3].

Силы специальных операций (подразделения специального назначения) активно применяются на всех этапах военного столкновения (конфликта) – до его начала, в ходе военных действий, а также после окончания.

Расширяется объем задач, решаемых силами специальных операций. Они проводят специфические для них действия и антитеррористические, противодиверсионные и психологические операции.

«В ходе проведения антитеррористической операции «Несокрушимая свобода» в Афганистане в 2001 году группировка наземного компонента коалиционных сил полностью состояла из подразделений специальных войск. В армиях ведущих стран мира существует тенденция наращивания численности, объемов финансирования и уровня технической оснащенности сил специальных операций, даже в условиях сокращения численности вооруженных сил» [4].

Ведущей тенденцией организационно-функционального развития ССО стало внедрение их структур в практически все виды вооруженных сил (сухопутные и воздушно-десантные войска, военно-морские силы, правоохранительные органы, спецслужбы и т. п.).

В среднем, ССО составляют 1 – 4 % численности современных армий, однако в их услугах нуждаются около 90 % военных операций.

По мнению экспертов, наиболее подготовленные и боеспособные ССО имеют США, Российская Федерация, Великобритания, Израиль и ФРГ [5, 6].

В США численность сил специальных операций превысила 50 тысяч [7], а Командование специальных операций Вооруженных сил США (United States Special Operations Commando-USSOCOM), созданное в 1987 году для координации действий ССО Армии, ВВС и Флота, в 2001 году получило статус одного из девяти глобальных командований (Unifield Combatant Commands) и собственную бюджетную ответственность за заказы и расходы [8].

Содержание 1 2 3 4 5 6 Вперед Литература